February 22nd, 2010

чудилко

Смерть блудницы

Невоспитанным детям врачи удаляют гланды
без наркоза. Воспитанным тоже, но очень редко.
Дует колюще-режущий ветер. Звенят гирлянды -
ими щедро сегодня увешали нашу клетку.

Люди видят - но так равнодушно смолят "Прилуки",
так незло матерятся, запнувшись ногой о камень...
Я лежу на асфальте, раскрыв для прохожих руки,
и меня распинают словами и каблуками.

Не хочу я их слышать, ни музыки их, ни бредней,
только музыка бьет все равно по мозгам, ведь техно ж...
Я уже умираю, я вижу свой сон последний -
в нем есть ты, и канистры, и дым, и толпа, и смех наш.

Там тепло, и смешно, и темно - там ведь все угасло.
Здесь светло - так светло, что мне даже уже неловко.
Может, лет через двадцать и станет картиной маслом
эта смерть моя. Сон мой не станет и зарисовкой.

А сейчас и подавно никто меня не погладит
и с лица для потомков не сделает даже слепок.
Скоро праздник великий наступит чего-то ради,
хлынет дождь и разбудит меня еще напоследок.

Зря, умру все равно. А во сне ведь огонь в лесу был,
и его заливали мы радостию своею...
Невоспитанным детям врачи вырывают зубы.
Мне не надо, ведь вырвать им глотку я не успею.

Лейтмотив выдран из полулюбовной поэмы белым стихом, которую я написала больше года назад, не обнародовала и не собираюсь. Название придумано по аналогии со "Смертью еретички".