October 26th, 2010

self-improving

Еще текущего

После непотребно долгого перерыва возобновила самообразование.

Я очень быстро разбираюсь по мануалу и статьям, чаво кудой писать, если сосредоточусь. Я очень позитивно хуею, когда мой код наконец работает без ошибок. Меня раздражает, если в коде оказывается два очень похожих куска. Все это вроде бы как хорошо.

А плохо то, что заниматься получается мало. Не потому что времени нет - с этим заебись, с работки-то ушла. А потому что полдня уходит на то, чтобы усадить себя заниматься.

Для объяснения, почему так, начну сначала: по каким причинам, кроме наличия способностей (способности у меня есть и к написанию рекламных текстов, и поболее, пожалуй), я решила итти в айти?

Дело в том, что мне нужна свобода. Свобода от общения с ненужными мне людьми и от общественного мнения. Полной она может быть, конечно, только у трупа, поэтому рассматриваем относительную. Что работа, напрямую связанная с людьми, при таком подходе отпадает, понятно. Предпринимательство, ясно, тоже. Однако перекладывание бумажек в офисе и всяческий неквалифицированный труд отпадают не в меньшей степени. Просто потому, что на таких работах начальство 1) бахнутое, 2) может тебя хоть мостиком у входа поставить, зная, что уходить тебе особенно некуда; а может и выпереть, если не понравится, как одеваешься. Ноги себе, то есть, цветными татуировками не забьешь и в лесбийском порно не снимешься. Не то чтобы мне очень хотелось, но невозможность печалит. Что остается? Остается потрудиться лет семь и сделаться незаменимым специалистом в некоей инженерной области. Но только реально незаменимым. На уровне "легче позволить ему ходить на ушах, чем искать, кто возьмет на себя его работу". Главное - не работать в крупных корпорациях, а работать в некрупных. Тогда хоть на лице себе звезду давида бей и хоть с собакой перед камерой ебись - начальство, если оно не имбецильно, стиснет зубы и вытерпит. Ну а если имбецильно, то на него в любом случае работать не надо.

Но это все потом. Лет через семь, как я уже сказала. А до этого придется горбатиться на неинтересных и рутинных работах, учась, учась и еще раз учась. Ближайшая перспектива такова: я выучиваю иобаное похапэ хоть на каком-нибудь уровне и иду в говноконтору на должность быдлокодера. Там я сижу месяца хотя бы три, не поднимая от быдлокода головы, доучивая похапэ и схватывая основы работы над проектом как таковой. После чего меняю работу на какую-нибудь чуть менее говнистую, но тоже очень напряжную. И при всем при том ищу возможностей тихой сапой учить какой-нибудь более осмысленный язык.

Не знаю, как вас, а меня это все пугает до полуобморока. И даже не из-за того, что гарантировано будут напрягать - это бы хуй с ним, справлюсь как-нибудь. Гораздо больше меня убивает возможность начальства сказать: "Что-то у вас, Мариночка, страшные мешки под глазами сегодня", - и моя невозможность резко ему ответить. Да, это комплекс отличницы - я всегда получала круглые пятерки, не имея ни влиятельных родителей, ни умения лизать жопу, ни даже просто трудолюбия, а теперь вот не получится. По сути, то, с чего мне придется начинать, является моей мечтой наоборот. И без чудес фармацевтики я этого, боюсь, не выдержу. Рассматриваю даже вариант поездок на выходные в Донецк к психотерапевту.

Так что заниматься, несмотря на интересность, получается уныло. Как в анекдоте про толстого смертника. "Мотивации, понимаешь, нет". Сейчас-то я живу как у христа за пазухой. А придется подставлять нервы под ковровую бомбардировку.

И все-таки я сейчас сяду за эти сраные упражнения.

Потому что я не хочу привыкнуть сидеть на шее у мужа.

Потому что, черт возьми, я хочу возможность забить себе ноги цветными татуировками и сняться в таком виде в лесбийском порно. Пусть не сейчас. Пусть к тридцатнику. Пусть даже я этой возможностью не воспользуюсь.
  • Current Music
    E Nomine - Vater Unser