August 18th, 2013

чудилко

"Принять и разделить"

Я вот встречало критику "Собачьего сердца" с политической и классовой точки зрения, но мне сейчас пришла в голову чисто психологическая.

Читатель идентифицируется с Преображенским, тащемта, автор для этого все делает. В крайнем случае, с Борменталем. С этой точки зрения, Шариков - адово наказание, а Швондера вообще надо с лестницы спустить. А что получится, если попробовать идентифицироваться с Шариковым?

Получится так. Вы постепенно приходите в себя и обнаруживаете себя без воспоминаний (но с демонами прошлого - тягой к алкоголю, например), причем, о вашем прошлом вам рассказывают какие-то совершенно дикие вещи. Профессии у вас нет, социальных скиллов нет, даже документов поначалу нет, положение совершенно зависимое. Тот, кто вас кормит, не упускает случая попрекнуть куском хлеба и дать понять, что вам, амебе дизентерийной, надо сидеть и внимать каждому его слову, тогда, может, на человека станете похожи. У вас возникает сопротивление, от этого ситуация становится, разумеется, только хуже.

И есть вот такой Швондер, который с вами общается на равных, подсовывает книги, общается на равных, устраивает на работу и общается на равных. Кому-то там со стороны видно, что Швондеру не приходится терпеть вас в быту и что его мотивация - насолить Преображенскому, но вы-то, повторюсь, вообще мало что понимаете и изначально беспомощны. Ну, так, если гордыньку отключить, за кем вы в такой ситуации потянетесь?

Тут бы пафосный вывод, но мне лень.